Что бы понять поэта, нужно посетить его страну. (Гёте)

Восемь метров

Восемь метров. Для взрослого человека это от силы 12 шагов, неторопливых, размеренных шагов. Для автомобиля - секунда, и хотя время для неодушевленных предметов пустой звук, но автомобиль как раз и создан, что бы наматывать наше время на свой счетчик расстояния. Для пули - это миг, частица времени, которая для человека слишком мала, что бы брать ее в расчет при повседневной жизни, но слишком велика, когда цель оказывается из плоти и крови. Это небольшое расстояние легко преодолимо, когда ты идешь по асфальтированной дороге, а может создавать небольшие препятствия, если на пути повстречается, к примеру, лужа, и даже становиться большой проблемой, когда на этих метрах будут отсутствовать точки опоры, как в пропасти между двумя краями каньона. А что делать, если этот путь отделяет смерть от жизни, забвение от продолжения борьбы, и единственную возможность от веера случайностей?
Восемь. Сознание появилось неожиданно, скачкообразно, и сразу, пробив оболочку неведения, включило самый древний на свете механизм, инстинкт - выжить. Кто я? Где я? Вопросы в пустоту, некому ответить, не с чем сравнить, воспоминаний ноль. Значит вопросы потом, а сейчас мне нужна вода, от которой отделяют эти несчастные метры. Вода - это жизнь, что-то мне подсказывает в глубине сознания. Я не знаю что будет потом, а сейчас меня отделяет от спасения узкая полоска песка, раскаленного, испускающего горячее марево, обжигающего кожу.
Семь. Уже семь. Хорошо. Но как мне не хватает скорости! Все силы уходят на то, что бы двигаться к намеченной цели. Мне кажется, что я бегу, но любое мнение относительно - за мной на песке остается глубокий след, след от неуклюжего тела, которое приходится проталкивать каждым движением. Конечности слушаются плохо, половина движений оказываются впустую, а я только начал свой путь. Толчок, сантиметр, еще толчок, еще и еще, пока есть силы, пока есть цель.
Шесть. Тень, огромная, черная, пугающая. С оглушительным грохотом проносится над самой головой, окатывая нечеловеческим зловонием, распространяющимся с волной воздуха, поднятой крыльями, и эманацией страха. С клацающем звуком, как кажется, над самым ухом, вселяя одновременно ужас перед неизвестностью, и ненависть к своей беспомощности, уносится ввысь. Но это ненадолго. Замереть, затаиться и прикинуться камнем. Ждать. Слушать и ждать, пока опасность не умчится прочь. Дрожа каждой жилкой вжаться в песок, стать невидимкой и надеяться на чудо.
Пять. Чудо случилось. Огромная птица, покружив над пляжем и сделав еще несколько заходов, видимо убедившись в моей несъедобности, продолжила поиски пищи чуть в стороне. А судя по радостному клекоту спустя пару минут, ее охота не прошла напрасно. Опасность миновала, можно снова пускаться в путь.
Четыре. Ветер поднялся неожиданно, с силой прижал к земле, пытаясь оторвать, перевернуть и отбросить как можно дальше от уже пройденной половины к самому началу. Вихрь крутил свою адскую карусель, поднимая в воздух песчинки, которые на огромной скорости, как будто булыжники, били в лицо, мешая дышать и видеть. Не сдаваться! Вперед и только вперед, к воде, к жизни.
Три. Откуда у меня столько сил? Как только заканчивается дыхание, открывается второе, за ним третье, потом четвертое. Что может быть сильнее инстинкта? Инстинкта жить. Желания продолжать кем-то когда-то начатое, желания бороться за существование клыками, когтями и разумом. Хотя у меня нет ничего из перечисленного, кроме последнего, но желание жить не зависит от наличия средств, оно и есть средство.
Два. Солнце тоже мой враг. Господи, а есть ли у меня в этом мире друзья? Всё восстало против, все хотят меня использовать в своих целях, или я просто игрушка в чужих руках. Кожа скоро не выдержит этого пекла и просто скукожится как опавшая листва, а потом лопнет от напряжения. Но я буду двигаться пока смогу.
Один. Боль, дикая боль пронзает ногу. Что-то вцепилось в меня мертвой хваткой не пуская вперед, заставляя буксовать на месте, зарываться с головой в песок. Кто меня держит? Неважно, нужно бороться! До цели осталось совсем ничего, последний рывок, из последних оставшихся сил. Неужели весь этот путь пройден напрасно? Нет, мы еще побарахтаемся. Рывок, один, второй, третий. Ну наконец-то, отпустило. Теперь осталась только финишная прямая.
Вода. Много воды. Инстинкт гонит меня все дальше и дальше в глубину, но теперь я в своей стихии. Движения стали более плавными, размеренными и мощными. Оказывается я рожден, что бы плавать, а ласты в воде намного удобнее чем на суше. И пусть я еще совсем маленький, пусть меня поджидают тысячи смертельных опасностей, и пройдет еще много лет, прежде чем я стану большой и мудрой черепахой, но первое испытание успешно пройдено.
Здравствуй, Море! Я вернулся.